Мой комментарий к «Троцкисты на службе ЦРУ и МИ-6» от colonelcassad

А про Шахтмана скромненько так написано: вышел из троцкистской Социалистической партии и IV Интернационала.
Да не вышел он, его Троцкий самолично выпер, за то, что Шахтман отказался считать СССР всегда правым в любых войнах с буржуями! Поводом стала, конечно, война с Финляндией, где СССР был и провокатором, и агрессором, с обывательской точки зрения, но Троцкий всё равно считал, что любой большевик-ленинец (самоназвание троцкистов) обязан поддержать пролетарское государство СССР в этой войне, а тот, кто отказался - предатель и мелкобуржуазный перерожденец.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Сходил в IMAX на документальный стереофильм о погружении Джеймса Кэмерона в Марианскую впадину.

Моя рецензия на «Афише»

Вызов бездне 3D

Хотя в этом фильме главный герой - режиссер, а фильм об исполнение его мечты быть причастным к научным открытиям, именно режиссура стала самым слабым местом фильма. Было жутко интересно смотреть за работой и проблемами команды конструкторов, на коленке ваяющих сложнейший аппарат, от надежности которого зависит жизнь знаменитого режиссера. Было интересно прикоснуться к тому, что они находили на глубине во время пробных погружений, все это, казалось, можно пощупать, глядя на стереоэкран через... Читать полностью

 Dmitry 22.01.2015 17:53:00 · Хорошая рецензия? · Спасибо! Спасибо!
О фильме: Расписание · Трейлеры · Фотографии · Все рецензии

Закрытия и ликвидации больниц и поликлиник возле моего дома

Основной источник  -

http://www.rbcdaily.ru/economy/562949992671677:

В регистратуре Первой градской больницы (ГКБ №1) корреспонденту РБК заявили, что «61-ю больницу к ним пока не присоединили», однако год назад «присоединили роддом №25».

«Когда у меня будет какой-то приказ, я смогу что-то комментировать. Сейчас нечего комментировать, потому что нет никаких документов», – сказал главврач больницы Алексей Свет.

В справочном отделении больницы №61, которая сначала должна стать филиалом Первой градской, про «выселение или ликвидацию» сотрудникам ничего «неизвестно», однако «ее ждут со дня на день».


Как ранее писал РБК, цель реформы системы московских больниц – максимально перевести врачей на хозрасчет. «Есть закон, который всю медицину, уже с 2015 года окончательно, переводит в систему ОМС», – пояснял РБК Печатников.

Продолжается травля семьи Виталия Никулина. Или почему нельзя брать яблоки из рук детозащитников.

Во вторник 9 сентября в   15-30 в   Ховринской опеке (ул. Флотская 1. м. Речной вокзал) должна пройти комиссия. Оная комиссия будет решать - возвращать ли Никулину его детей. Данный вопрос встал потому, что дети ели яблоки. Нет, автор материала не преувеличивает, детозащитники, действительно, мотивировали отобрание детей из семьи тем, что дети ели яблоки.
А 15 сентября в 16-00  перед Ховринской управой (ул. Флотская 1. м. Речной вокзал) пройдет пикет против произвола опеки.
Напоминаем, ещё в ноябре 2013 года восьмилетний Вова (сын Виталия Никулина и его бывшей жены Ксении Никулиной) получил синяк, прыгая на диване. Из школы сразу же сигнализировали о синяке, ребенок попал на обследование в больницу, в больнице сделали выписку о чрезкапсульном разрыве почки и прочих повреждениях, в общем о «тяжком вреде здоровью». При этом никакого лечения по устранению выдуманных «тяжких последствий» - не проводилось – ребёнок должен был, всего-навсего, соблюдать постельный режим, после чего и был благополучно передан своей матери.  Но события развивались по нарастающей.
В январе ребёнка вызвали на экспертизу, её результаты были готовы только к марту, в суд переданы - к маю. На Никулина было возбуждено уголовное дело № 805768 по факту нанесения побоев своему ребёнку, а сам Никулин отправлен в ИВС, так как не прошло и полгода, как следствие пришло к выводу, что Никулин может оказать влияние на ход следствия или скрыться. Судья Солнцевского суда отказал в ходатайстве о заключении Никулина под стражу, и следствию пришлось выпустить его под подписку о невыезде. К июлю получило повторный отказ, уже от суда второй инстанции.  
Не сумев таким образом заключить Никулина под стражу, следствие решило достичь своей цели иным путём. 30 июля Виталий Никулин был помещён в больницу им. Алексеева (бывшая Кащенко) для проведения стационарной психиатрической экспертизы. И только через месяц, 29 августа, он смог покинуть её. Как раз к своему суду.
2 сентября в Солнцевском суде слушалось дело о лишении Виталия Никулина родительских прав в отношении сына Вовы. Опека, даже не дождавшись решения уголовного суда по поводу виновности Никулина, продолжала настаивать на нанесении им тяжких телесных повреждений своему сыну, (чудесным образом излеченных в ГКБ № 9-й посредством постельного режима). Таким же чудесным образом опека в упор не видела документов, подтверждающих рабочую занятость Никулина, и вкупе со своей трактовкой социально-бытовых условий, вновь стояла на лишении Никулина родительских прав.
Судья Солнцевского суда все эти версии чудесного происхождения не смог взять за основания. В лишении Никулина родительских прав опеке было отказано.
Оскорблённая опека решила сделать ход конём. Уже на следующий день, 3 сентября, детозащитники во главе с Кузнецовой Надеждой явились в дом к Ксении Никулиной (бывшей жене Никулина) и просто-напросто - забрали детей - восьмилетнего Вову и семилетнюю Дашу.
В качестве аргументов ими впоследствии были приведены следующие обстоятельства – дети гуляли на улице в сопровождении подруги Ксении Никулиной (значит, были безнадзорные), и дети съели яблоки (значит, дети были голодные).  Вообще, весомый аргумент.  Ладно бы, дети с аппетитом съели из рук детозащитничков чёрствый хлеб или кашу-перловку, сваренную по методике «шрапнель-армейская». Ага, ещё в квартире был бардак (стандартный и неотразимый аргумент детозащитников, их, что называется, вундервуффе-супероружие. Дети поиграли и разбросали вещи – бардак. Сложенные у стенки вещи, упакованные в мешки – бардак. Как вещи, даже злостно разбросанные по полу или припаркованные не в шкафу, а у стенки, могут угрожать здоровью детей, автор материала не знает, но детозащитникам виднее).
Ксения Никулина, забрав из школы старшего сына Евгения (10 лет), побежала за детьми в опеку. Там её уже ждали и забрали у неё и третьего ребёнка. Все трое по настоящий момент, 8 сентября, продолжают оставаться в Тушинской детской городской больнице, в инфекционном отделении.
В качестве условия возвращения детей – опека обязала Ксению Никулину, как минимум, снять двухкомнатную квартиру. Так как дети живут в ненадлежащих условиях - в одной комнате. Хорошо хоть, не обязали снять квартиру в Майами, чтобы дети могли надлежащим образом отдыхать на каникулах.
Затем, Ксения Никулина, Виталий Никулин и скромный автор этих строк - заявились в Ховринскую опеку. Далее у Никулина состоялся долгий разговор с сотрудницей КДН Натальей Николаевной Тарновской и сотрудницей опеки Озеровой Ольгой Викторовной.
Виталий Никулин потребовал, чтобы детей вернули ему. В конце концов, даже если допустить (в порядке мысленного эксперимента), что претензии опеки обоснованы, то к нему они не имеют отношения и поэтому он требует вернуть детей ему. Опека отказалась, мотивировав это тем, что « детей с улицы забрали, как безнадзорных», а также тем, что они активно ели яблоки. «У меня во дворе собака голодная живет, она не с такой жадностью ест» - заявляла Озерова.   Потрясает корректность формулировок, интересно насколько профпригодны сотрудники опеки, сравнивающие детей с собаками.
Также оная детозащитница заявила, что «изъятия не было», просто «дети были актированы» (!), и порадовала Никулина:
«Я согласна, что дети должны проживать в семье, но дети домой не вернутся, хотя я этого хочу!»   Мотивация, почему не могут вернуться, также звучала замечательно: «У   вас очень сложная ситуация, мы вас не знаем».
То есть, отнимать, «не познакомившись» они могут, а отдавать - нет. Вообще, для детозащиты, в отличии от остальной юстиции, характерна ярко выраженная презумпция виновности.  В итоге, Никулину было объявлено, что детей ему отдадут, только, если так решит комиссия. А комиссия будет  во вторник, 9 сентября, в    15-30.

SS850237_1
SS850236_1
Впрочем, это уже не первое преследование семьи Никулина. В 2010 году у его гражданской жены Галины Дмитриевой, известной в РФ активистки левого и рабочего движения, участницы множеств кампаний в защиту прав рабочих, уже пробовали отобрать детей.
И тоже, как безнадзорных.  Произошедшее тогда вызвало сильный общественный резонанс - дети были возвращены. Ну а теперь, судя по всему, охотники за левыми активистами решили вновь повторить свой чёрный шантаж.
РРП-инфо
Дополнительная информация
8-965-11-88-798 Ксения Никулина
8-968-487-44-97 Галина Дмитриева
8-985-171-60-22 Виталий Никулин
8-905-537-22-99 / 8-916-737-10-33 Александр Зимбовский
Ховринская опека - 8-499-747-05-95
Тушинская детская городская больница - 8-495-496-74-90

Картинка на футболку

Фубболки со Сталиным в виде качкообразного рокера уже не выглядят провокационно.
Сталин - мэйнстрим. Буржуазия с удовольствием представляет его себе патриотом, защитником их прав, их бизнеса от иностранных конкурентов.

Попробуем другого героя? Уж его-то защитником российских традиций и ценностей, порядка и бизнеса, представить себе трудно.
Организатор Октябрьского переворота, председатель Петроградского Совета, организатор Красной Армии, страшный и кровавый, типо, палач русского народу, вернее, генетически лучших его сынов, доказавших свою лучшесть успехами в бизнесе.

Слабо нацепить его на свою футболку вместо Сталина или Че Гевары?
С такой футболкой ведь вполне реально и в морду получить за свои убеждения.

Троцкий-терминатор

Это Лев Троцкий. Он вернулся.
И в руках держит тот самый ледоруб, который отнял у безумца, убившего его.
И готов сражаться дальше до полной и окончательной победы пролетариата над его угнетателями.

Конфликт на Украине: «бунтующий Запад» против «работающего Востока»



И все-таки, правильна ли оценка, что восток готов защищать себя? Может, все-таки тех, кому нет жизни после победы нового украинского правительства, ничтожное меньшинство, не способное победить? До сих пор не могу понять этого до конца.
Основной

Топ-10



Тут вот коллеги сообщают, что то-ли вчера, то-ли сегодня "Рупор тоталитарной пропаганды" вошел в топ-10 блогов "Живого Журнала".
Попал так сказать в самое сердце либеральной блогосферы. Причины этого вполне понятны - общественное внимание к войне на Донбассе неизбежно сопровождается ростом популярности блога, чему не сильно помешала блокировка журнала в июне и искусственное отключение журнала от топа ЖЖ с апреля. Активный прирост числа подписчиков - недавно перевалило за 15 000, так же говорит о том, что сторонние факторы не очень сильно влияют на рост популярности, если людям есть что почитать и над чем подумать. Не последнюю роль тут играет коллектив "Голоса Севастополя", который позволяет размещать в блоге много актуальной и интересной информации.
Разумеется, все это преходящее, так как любой журнал можно просто отключить, вместе со всеми рейтингами, подписчиками и прочими виртуальными рюшечками.
Но конечно в плане огульного повышения ЧСВ, сии виртуальные успехи наверное полезны.

Когда-нибудь... (неновая статья)

Эта статься уже была опубликована на сайте газеты "Рабочая демократия". Те, кто знает их сайт, понимают, что там черт ногу сломит, поэтому я сделал ее копию у себя в ЖЖ, чтоб было на что ссылаться.

Когда-нибудь...

Когда-нибудь это случится. Когда-нибудь очередной мировой экономический кризис спровоцирует очередную «арабскую весну», пришедшие к власти радикально-исламистские правительства постараются изолироваться от качающего из них деньги мирового рынка, и никакие морпехи при поддержке авианосцев и крылатых ракет не помогут вернуть прежнее положение вещей /1 /. Тогда американскому капиталу придется быть «добрым» к американским рабочим не за чужой, а за свой счет, и, если ему это окажется не по карману, мы с удивлением увидим социалистические эксперименты не на бедной и не готовой к коммунизму периферии, а в самом сердце мирового капитализма. Но куда раньше Америки дойдет до предела своих возможностей капитализм в России. Тогда на улицы выйдет не «средний класс», которому легко заткнуть рот небольшими послаблениями, а трудящиеся низы, на которых подачек, исходя из самих принципов современной экономики, не хватит. И когда начнется всеобщая стачка и единственной работой миллионов рабочих и безработных станет битье штрейкбрехеров, наиболее разумной тактикой ОМОНа по обеспечению общественного порядка будет разойтись по домам и ждать распоряжений от новых властей /2 /. Ничего особенного — так происходят все настоящие, не цветные революции. Так что подумаем не о счастливых перспективах США, а о нашей России.

Если у нас случится революция, первым требованием «возмущенных трудящихся масс» будет обеспечение рабочими местами, борьба с безработицей. Даже умеренному и не ищущему себе забот и врагов революционному правительству придется сократить рабочую неделю для распределения имеющейся работы на всех, бороться с закрытием предприятий и ужесточить трудовое законодательство в отношении работодателей. Для борьбы с недобросовестными банкротствами и локаутами придется отменить коммерческую тайну и создать на всех предприятиях органы рабочего контроля. Придется вывести из-под давления рынка банки, сырьевые и энергоснабжающие предприятия, попросту национализировав их, придется национализировать все предприятия, которым грозит банкротство, придется направить комиссаров в давно привыкшие к взаимовыгодному сотрудничеству с господами предпринимателями правоохранительные органы.

Все это стандартная социал-демократическая программа, известная еще со времен Маркса. Она спасает людей, но не промышленность, оставляя рабочие места, средства существования рабочих под угрозой. Российская промышленность как сейчас, так и на будущее, до самого конца капитализма, будет зависеть от конъюнктуры мирового рынка, от западных комплектующих, финансов и технологий. И во время кризиса привлечь их из прежних источников не удастся. Как минимум до его окончания, выбора у России не будет. Надо будет развивать плановое хозяйство, ни на что не надеясь, стремясь только выжить. И лишь потом, на волне роста мировой экономики, мы сможем выбирать, продолжать ли дальше, проходить ли весь путь ХХ века: борьбу государственных менеджеров за влияние против частных предпринимателей, затем за отсутствие помех своей деятельности со стороны рабочего самоуправления, за независимость от народного и партийного контроля и так вплоть до момента, когда им захочется полной независимости, превращения в частных предпринимателей? Или сразу плюнуть на «мешающие производству» завоевания трудящихся и вновь «привлекать иностранных инвесторов» бесправием своей рабочей силы?

Но до окончания кризиса надо еще дожить. И очень возможно, что страна будет в это время развивать не только плановое хозяйство. Российской экономике, раз уж революционные власти решат заставить ее действовать, обеспечивать людей работой и всем необходимым для жизни, потребуются свои собственные разработки для замещения импортных комплектующих и запасных частей, потребуется наладить проектирование и внедрение в производство технологических новинок, чем так не любят заниматься отечественные предприниматели. А поскольку это невозможно, невыгодно в условиях рынка, это придется же делать за пределами рынка. И, чтобы организовать сеть проектных организаций с наименьшими затратами, возможно, будет выгодно воспользоваться тем, что в ходе борьбы с безработицей свободное от работы время увеличилось, и привлечь труд проектировщиков-добровольцев из движения свободного программирования и дизайна.

Здесь необходимо сделать отступление. Если внимательно читать Маркса, окажется, что к пролетариату он относил не только промышленных рабочих, но и современных инженеров, и даже офисных работников. Но при этом любой левый активист на своем опыте знает, насколько идеи и болевые проблемы, допустим, инженеров, казалось бы, наиболее близких к рабочим людей, совсем не по-рабочему абстрактны, либеральны. Это объяснимо. Хотя инженеры и стали массовой профессией, их по-прежнему мало по сравнению с рабочими, они составляют элиту работников наемного труда, капитал нередко назначает их своими представителями в эксплуатации рабочих, а при недовольстве им несложно поднять зарплату за счет остального пролетариата.

Но в то же время это элитарное положение, когда инженерам платят на разные мелкие прихоти за пределами нужд воспроизводства их рабочей силы, многие из них используют отнюдь не на пользу капиталу. В программной статье проектировщиков и пользователей самокопирующихся трехмерных принтеров Реп-Рап (проще говоря, самодельных домашних станочков, изготавливающих по программе пластмассовые изделия, в том числе и для изготовления таких же станочков) прямо говорится, что они хотят заменить ими товарное производство /3/ . Это движение опирается на традиции движения программистов за открытого программное обеспечение, отрицающие право предпринимателей скрывать от людей коды программ и результаты исследований (что фактически устанавливает общую собственность на исходные коды всего человечества, возможность для каждого пользоваться ими и их совершенствовать). Точно так же и в сообществе проектировщиков трехмерных принтеров Реп-Рап вся проектная документация на принтер, на платы управления для него, все чертежи находятся в общем доступе. Любой желающий может поучаствовать в его совершенствовании либо организовать группу, которая бы спроектировала более совершенный образец на его основе. Все это несовместимо с принципами капитализма, с задачей получить максимальную прибыль от результатов исследований. Инженеры и программисты реализуют коммунизм на практике, но попробуйте сказать им об этом! Даже Ричард Столлмен, зачинатель движения открытого программного обеспечения, от коммунизма открестился / 4/ . Избавиться от отчуждения на основном рабочем месте они нередко хотят созданием собственного бизнеса. Один из известных современных российских марксистов остроумно сравнил их поведение с поведением буржуа, до Великой Французской Революции покупавших дворянские патенты /5 /.

Для нас важно, что производство, которым они занимаются фактически на коммунистических принципах внутри капиталистического окружения, совсем не фаланстер, не работа «несмотря ни на что», «за идею». Модель разработки с открытыми исходниками оказалась эффективна, несмотря на то, что подбирает остатки времени, которое можно было бы посвятить этой работе, а основную часть забирают капиталисты. Эта модель нередко используется крупными фирмами для развития вспомогательных продуктов, способствующих продвижению их основного товара /6 /. Так что, когда надо будет создать систему проектных организаций, вероятно, не будет лучшего способа, чем воспользоваться силами уже существующего движения открытого дизайна /7/ . И очень возможно, что добровольные участники проектов открытого проектирования, владея трехмерными принтерами и набором домашних инструментов, в итоге фактически образуют собой отдельный экономический уклад, доступный для большинства населения и в чем-то похожий на натуральное хозяйство.

Ведь кризисы, потрясения и революции меняют предпочтения людей. Если сейчас человек ищет отдохновение от бессмысленной работы в шоппинге, благосклонно разрешает продавцу и производителю убедить себя потратить деньги непонятно на что и потом вкалывать дальше непонятно зачем, то при всеобщей неустроенности ему захочется иметь источники всего необходимого при себе. Да, из пластмасс можно сделать отнюдь не «все необходимое», но очень многое, и кто знает, может, этого будет достаточно для выбора в пользу экономики, где каждый прямо у себя дома сможет изготовить, что ему нужно, сам, экономике нетоварного потребления.

Для простого человека новая экономическая система будет отличаться от нынешней хотя бы тем, что потребитель зачастую будет участником проектирования нужной ему вещи или, как минимум, сможет узнать все, что надо, все ныне скрываемые рекламой слабые места и дешевые заменители на интернет-форуме разработчиков. Но даже далекому от техники человеку не будет проблемой скачать документацию, заказать стандартные комплектующие и напечатать дома все остальное, а потом по пошаговой видеоинструкции, как при покупке мебели в «Икее», собрать то, что ему нужно. В таких условиях вряд ли будет спрос на современные неремонтопригодные «равнопрочные» товары, которые приходится выбрасывать сразу по окончании срока гарантии. При возможности человек предпочитает длительно эксплуатируемые, легко ремонтируемые и модернизируемые вещи, в которые можно по мере надобности добавлять новую функциональность.

Так же как и любое другое натуральное хозяйство, например, крестьянское, оно сможет долгие годы существовать вообще без индустриальных товаров, успешно находя замены дефицитным комплектующим или выламывая их из отработавших свое изделий. Исходный материал для трехмерных принтеров, термопласт, может быть переработан из сломанных изделий обратно в проволоку с помощью приспособлений, немногим сложнее мясорубки. Помойки перестанут забиваться сломанными вещами. Нетоварная постиндустриальная экономика, получается, даже на самой ранней стадии своего развития будет куда меньше нагружать окружающую среду, чем современное индустриальное производство.

Нечто новое будет и для менеджеров индустриального производства. Нет, их профессионализм будет по-прежнему востребован, а их обязанности, скорее всего, не удастся исполнять по очереди за среднюю зарплату рабочего, как это хотели сделать большевики перед революцией 1917 года. Управленцев по-прежнему придется привлекать большими окладами и спецраспределителями, как при Сталине. Но при этом есть надежда, что, наконец-то, исчезнет замеченный еще во времена Маркса и Ленина парадокс совпадения «общенародных интересов» с интересами меньшинства населения.

Мы постоянно видим, как в современном капиталистическом мире правители, на 9/10 избранные голосами трудящихся, немедленно идут навстречу столкнувшемуся с проблемами бизнесу, перекладывая проблемы с капиталистов на своих избирателей. Нечто подобное было и в СССР, когда вроде бы рабочее правительство, сталкиваясь с недостатком сил у бюрократии решить задачи управления, немедленно подкрепляло их дополнительными ставками и персональными окладами, без колебаний отнимая все необходимое для этого у рабочих. Неодолимая сила товарной экономики говорит правительствам, что, если они будут действовать не в интересах меньшинства, их избирателям будет только хуже. Сила, которая нагибает общество в сторону государственных менеджеров и частных предпринимателей, прибывает с каждым рабочим местом, зависимым от их распоряжений, с каждым подконтрольным им товаром, который обеспечивает жизнь общества. Но, если появление нетоварного уклада уведет из-под их контроля производство продуктов конечного потребления, это послужит наоборот тому, что в той же мере их влияние ослабнет.

Марксисты не сочиняют утопий. Никому не дано предсказывать будущее. Мы только знаем, что наиболее устойчивые в долговременной перспективе противоречия, направляющие развитие общества, диктуются устройством его экономики, знаем, что этим же будут определяться социальные группы, которые будут бороться за одну из альтернатив общественного развития. Мы в силах только отметить эти противоречия и социальные группы, углядеть те новые структуры, которые при своем дальнейшем развитии смогли бы превратиться в основу будущей экономики, обеспечивающей общество всем необходимым вместо современных частных предприятий.

Мы знаем, с чего начиналось человечество в своем развитии из стад высших приматов: с обуздания жадности доминирующих особей, с уравнительного распределения результатов охоты, сплотившего древние охотничьи коллективы и позволившего человеку стать разумным. Охотник родоплеменного общества всецело отдавался задаче добыть своему племени как можно больше мяса, зная, что любое его старание может быть еще недостаточным для гарантий племени от голода. Он старался ради статуса лучшего охотника, ради поощрения от женщин, ради наиболее почетного куска за общей трапезой, ради общего одобрения во время рассказа о ходе экспедиции. Племя держалось за каждого, потому что каждый новый человек давал ему новую силу.

Потом человечество получило возможность разбрасываться «неудачниками», поставило над каждой песчинкой своего собственника, следящего за «рациональным» ее использованием, заставило каждого работать исключительно на себя, чтоб не отлынивал — и тем интенсифицировало труд сверх всякой меры, накопило огромные ресурсы, и, передав их науке, смогло превратить их в огромные силы, создать свою собственную среду обитания и выйти в ближний космос.

Но теперь, когда дальнейшее нарастание сил человечества зависит от постоянного притока новых знаний о технике и технологиях, когда индустрия могла бы почти избавиться от присутствия человека и бросить его силы на добычу нового знания и благоустройство порядком загаженной планеты, частнособственнический способ его добывания консервирует наличие малоквалифицированного наемного труда, гасит творческий обмен опытом между работниками стремящихся отбить свои затраты фирм, уничтожает основы для взращивания новых поколений ученых и инженеров.

И главное, что для стимулирования науки частное предпринимательство, конкуренция не нужны. Знанию не нужен собственник, потому что оно не снашивается от чрезмерного его использования, трудягу-ученого трудно отличить от халтурщика, чтобы выбить из последнего добросовестный труд под страхом голода. Ученый, хакер работает с полной отдачей не потому, что боится голода, а ради удовлетворения своего интереса, ради того, чтобы его доля осталась среди общего знания, добытого научным сообществом, и была признана в качестве как можно более значимой его части. Коммунизм, говорят, невозможен, потому что противоречит эгоистической сущности человека? Но человек стал человеком разумным, когда его «родовая сущность» состояла в максимальной самоотдаче во время совместной охоты, не вопреки, а благодаря уравнительности распределения добычи /8 /. Новая основная добыча человека, знание, снова требует, чтобы она доставалась всем, и как будто зовет нас обратно к своим истокам.

Человечество чувствует ненормальность сложившегося положения. В мире ширится движение свободного программирования и дизайна, за свободу информации. Вмешательство общественности помешало довести до конца расправу над основателем сайта, предававшего гласности проделки правительств и корпораций, наибольшую кассу за всю историю кино собрал голливудский фантастический блокбастер, где земные ученые в союзе с местными охотничьими племенами изгоняют грабящую и разрушающую далекую планету земную корпорацию. Так ярко в сознании человечества проблема выходит на передний план обычно лишь тогда, когда вот-вот появится возможность ее разрешить. Это вселяет надежду.

Никто не знает, как все случится на самом деле. Здесь был описан лишь один из сценариев, достаточно реальный, но не неизбежный. Стоит ли говорить о том, как многое пока еще не дозрело для его успеха, когда неизвестно даже, хватит ли пригодной к вытеснению нетоварным производством доли общественного продукта, чтобы производство знания стало для человечества основным и самым главным, для гарантий от повторного порождения эксплуататорского класса современной товарной, индустриальной экономикой.

Но революции, кризисы, гражданские войны никогда нас не спрашивают, когда им приходить. У них, у их накала есть свои, независимые от настроений отдельного человека законы. Раз страдать от революции приходится вне зависимости от ее результатов, так зачем это делать впустую? В худшем случае нам грозит не рост жертв междоусобицы, а возврат в исходную точку, лишь, возможно, став чуть беднее, чем раньше.

Рабочие не раз свергали буржуазные правительства в прошлом веке, и нет никаких оснований считать, что они разучились это делать в нынешнем. Даже тем из нас, кто не совсем рабочий, стоит при случае немного помочь своим братьям по классу, чтобы на сей раз они это сделали не зря, чтобы мы смогли пройти через революцию и диктатуру пролетариата к новым общественным отношениям, которые сделали бы ненужным государственный аппарат насилия, покончили бы с отчуждением человека от своего труда, освободили любовь и семью от пут вопросов собственности. «Царство свободы вместо царства необходимости», «общество реализованного гуманизма», «общество знания» — все это звучит привлекательно не только для юных идеалистов, но и для старых, опытных работников, держащих в своих руках жизнь российской экономики, наевшихся всех прелестей современного российского общества и помнящих, что когда-то можно было жить иначе.

1 Разумеется, куда лучше, если это будут маоисты или сталинисты, а не националисты. Социализма они, по объективным причинам, не построят, но им будет легче договориться с классово близкими пролетарскими правительствами развитых стран, когда там назреют коммунистические преобразования.

2 Хорошо прикормленные властями силовые ведомства способны, конечно, «победить» не вооруженную и не обученную толпу любого размера, но что за польза от этого в условиях всеобщей стачки?

3 См. статью «Богатство без денег» http://reprap.org/wiki/Wealth_Without_Money/ru

4 См. интервью Р.М. Столлмена в фильме «Revolution OS», 2001 г.

5 См. Колганов А.И. Что такое социализм? М.:URSS, 2011. с. 397.

6 Почему именно вспомогательных — тоже понятно. Конкурентов надо создавать не себе, а соседям по рынку.

7 Об основных принципах движения — см. http://ru.wikipedia.org/ , статья « Разработка с общедоступными наработками»

8 См. Семенов. «Как возникло человечество» М.: Наука, 1966

Д.Сидоров

Чудеса продолжаются

Вот подсчет кривой распределения на выборах президента, к сожалению, только сегодня напал. Я немного успокоился: кривые распределения теперь показывают, что в Москве подсчитали честно. Не зря старались наблюдатели. А модель выявления фальсификаций, похоже, верна. И, что интересно, сопоставление распределение голосов на выборах президента Путина и Единой России показывает, что и впрямь на думских выборах фальсификации были.
 
Чудеса продолжаются